logo
КНИГИ
215Монографии, исследования, сборники статей
53Учебная, словарная, справочная и энциклопедическая литература
1НОТЫ
15Фольклор
37Театральная музыка
60Симфоническая музыка
302Вокальная музыка
36Инструментальная музыка
347Клавишные
182Струнные
18Ударные
85Духовые
65Гармоники
136Ансамбли
115Для детей и юношества
11Для студентов вузов
ПЕРИОДИКА
139Журнал «Музыкальная жизнь»
46Журнал «Музыкальная академия»
Новые изданияНаши авторы

Евгений Борисович Трембовельский

Горизонты музыки

прошлое в настоящем и будущем

  600 Трембовельский Горизонты музыки: прошлое в настоящем и будущем

В книге Е.Б. Трембовельского сведены воедино избранные исследования, критические очерки, статьи из научных сборников, журналов и газет, интервью, воспоминания и письма. Почти все они пополнены новыми научными данными, комментариями, перекрестными ссылками или преамбулами. Это позволило целостно отразить взгляды известного музыковеда по широкому спектру музыкально-теоретических, методологических и педагогических проблем, по вопросам взаимодействия культур (столичной и периферийной, восточной и западной, профессиональной и народной), стилевого своеобразия представленных композиторов, функционирования творческих союзов и прессы. В данном контексте существенное место занимает тема региональной воронежской культуры с циклом портретов, откликов на конкретные события и размышлениями о ее развитии. Посвятив несколько очерков знаменитым учителям, автор раскрыл и истоки своего миропонимания, как бы протянув линию из прошлого через настоящее к будущему и осмыслив свое творчество в русле традиций отечественного музыкознания.

Издание адресовано музыкантам разных специальностей и широкому кругу любителей музыки, интересующихся ее природой, строением, жизнью.

В данной книге сведены воедино избранные исследования, критические очерки, материалы из научных изданий и газет, интервью, воспоминания и письма. Почти все они пополнены новыми научными данными, комментариями, перекрестными ссылками, преамбулами или послесловиями, что дает целостное представление о взглядах автора по широкому спектру музыкально-теоретических, методологических, педагогических и региональных проблем. Очерки о знаменитых учителях позволили осмыслить его творчество в русле традиций отечественного музыкознания, протянутых из прошлого в настоящее и будущее.

Об авторе

Евгений Борисович ТРЕМБОВЕЛЬСКИЙ - известный российский музыковед, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, заведующий кафедрой теории музыки Воронежской академии искусств, Почетный деятель и секретарь Союза композиторов России, Лауреат премии им. Д.Д. Шостаковича, член Союза театральных деятелей. Автор шести монографий и порядка двухсот статей, вдохновитель, организатор и участник международных и всероссийских конференций, фестивалей, конкурсов, проводившихся в разных городах России и «ближнего зарубежья». Его достижения отмечены Орденом Дружбы, Золотой пушкинской медалью и другими наградами.

 

СОДЕРЖАНИЕ
  • Слово редактора об авторе и его книге
  • «Храм науки - явление многослойное» (А. Эйнштейн): интервью Л.Н. Шаймухаметовой - главному редактору журнала «Проблемы музыкальной науки», профессору, доктору искусствоведения
  • Часть первая 
  • I.УЧИТЕЛЯ
    • Вспоминая И.И. Дубовского - учителя, наставника, коллегу
    • Приложение 1: «Звучат молодые голоса»
    • М.Р. Копытман - теоретик музыки
    • Раздел 1. Прошлое в настоящем
    • Раздел 2. Точнее, чем точно: о музыковедческих трудах
    • Незабываемый А.Н. Дмитриев - Человек и Музыкант
  • II.ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ
    • Два этюда к проблеме аналогий
    • Этюд первый: Аналогия как метод познания музыкально-художественных явлений
    • Этюд второй: О противоречиях терминологической системы и выражении «художественное открытие»
    • Порождающее описание
    • О взаимодействии в музыке предустановленных и импровизационных компонентов
    • Раздел 1: Исторический аспект проблемы
    • Раздел 2: Ладогармонический фактор как стабильный компонент импровизационного становления
    • Культурное пространство России: о переменности функций центра и периферии
    • Диалектика взаимодействий городской и сельской культур
    • Приложение 2: Письмо Солженицыну о сельском писателе
    • Книга стала событием: методологический фундамент к вечной теме
  • III.ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ И ПЕДАГОГИКИ
    • Гетерофония - типология фактур - эволюция ткани
    • Полиопорность
    • В поисках новой концепции: полемический взгляд на идею синхронизации музыковедческих дисциплин
    • Чему учить студентов? Современные проблемы гармонии: характер их обсуждения и решения
    • Непринужденное музицирование. К проблеме камерных хоров
  • IV.КОРНИ И КРОНА НАЦИОНАЛЬНОГО СИМФОНИЗМА
    • «Алматинские симфонии» Е. Брусиловского и «Жигер» Г. Жубановой  Плодотворный синтез
    • От приема к концепции
    • О цитировании и национальной сути
    • Проблема национального стиля: интервью с Газизой Жубановой
    • Целостность образно-художественной концепции и циклическое единство
  • V.«К НОВЫМ БЕРЕГАМ»: ЧЕТЫРЕ ФРАГМЕТА ИССЛЕДОВАНИЯ МУЗЫКИ МУСОРГСКОГО
    • Современные аспекты ладогармонического мышления
    • Модальное мышление как одна из стилевых основ
    • Контрасты «Картинок с выставки» - феномен парадоксального мышления композитора
    • Общее в единичном: «Старый замок» в перекрестье параллелей, влияний и соотнесений
    • Часть вторая
  • VI.В ДИАЛОГЕ С ТРАДИЦИЕЙ
    • Труднее быть простым, чем сложным: Сергей Рахманинов
    • В интерьере Воронежской композиторской организации
    • Преамбула
    • Премьеры одного из концертов конца 1970-х
    • «Отдайте солнце людям». Виктор Горянин
    • Узнавая знаемое. Юрий Романов
    • Скрипач на крыше. Михаил Щурик
    • Несхожесть дарований: Геннадий Ставонин, Борис Выростков
    • Адекватность идеи и структуры: две страницы из наследия Михаила Зайчикова
    • Алексей Кольцов в музыке воронежских композиторов в контексте общероссийских традиций
    • Послесловие
  • VII. ВОПРОСЫ КУЛЬТУРЫ, ТВОРЧЕСКИХ СОЮЗОВ И ЖУРНАЛИСТИКИ
    • Современное многовековое - воронежская музыкальная культура на переломе веков (1999-2000)
    • Цикл портретов и откликов на отдельные события культуры
    • Вольному воля. Галина Сысоева (2012).
    • Времена не выбирают. Алла Ботникова (2014)
    • Явление отечественной культуры. О книге Зиновия Анчиполовского «Старый театр» (2002)
    • Стиль - это человек. Леонид Сафонов (2001)
    • Мастер-классы на дому. Галина Бондарева (1997)
    • Народное - не значит плохое. О народном кинофестивале (2000)
    • Возвышенное и приземленное. О концерте Якова Лещинского и Мак Ка Лока (2001)
    • Прекрасная Айман - солистка мира. О концерте симфонического оркестра с участием Айман Мусахаджаевой
    • Почетный профессор ВГАИ. Мстислав Ростропович
    • Диптих о творческих союзах
    • I.Диссонансы и консонансы - творческие союзы в перекрестье проблем и суждений
    • II.Автоинтервью: «В защиту своей гильдии»
    • Стилевые параметры газет
    • I.О стиле и жанровом диапазоне «Музыкального обозрения»
    • II.Хронометр мыслей, событий и жизненных обстоятельств: «Воронежскому курьеру -18!» (1990-2009)
    • Перерастет ли год культуры в век культуры?
  • Список статей и интервью, использованных в книге
Горизонты музыки.
Книжное издание ТРЕМБОВЕЛЬСКИЙ Евгений Борисович ГОРИЗОНТЫ МУЗЫКИ: ПРОШЛОЕ В НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ Дизайн обложки и верстка И.В. Малиной Компьтерный набор нотных примеров и схем Н.Н. Михайловой Формат 70x100/16. Подписано в печать 22.05.2015. Уел. печ. л. 46,0. Печать офсетная. Бумага офсетная. Гарнитура Minion Pro. Тираж 400. Госномер 11884. Издательство «Композитор» Москва, Юрьевский пер., д. 13А. www.ikompozitor.ru Отпечатано с оригинал-макета в ООО «Тамбовский полиграфический союз» Заказ 853. Тираж 400 экз. 392000, г. Тамбов, Моршанское шоссе, 14А Тел. 8 (4752) 53-26-27 E-mail: info@tps68.ru www.tps68.ru Т66 Горизонты музыки: прошлое в настоящем и будущем / Е.Б. Трембовельский. - Москва: Изд-во «Композитор», 2015. - 736 с., ил. ISBN 978-5-4254-0091-8 Книга подготовлена по Гранту Правительства Воронежской области В оформлении обложки использована репродукция картины Ю.Б. Хржановского «Концерт для фортепиано с оркестром (памяти В. Кандинского). Из цикла «Художник и музыка». 1981. Публикуется с разрешения наследника - сына художника А.Ю. Хржановского Научный редактор доктор искусствоведения, профессор В.В. Задерацкий Рецензент доктор искусствоведения, профессор А.М. Цукер УДК 78.07 ББК 85.31 © Трембовельский Е.Б., 2015 © «Кварта», оформление, 2015 © «Композитор», публикация, 2015
Поделиться страницей:
ФРАГМЕНТ

СЛОВО РЕДАКТОРА ОБ АВТОРЕ И ЕГО КНИГЕ

Евгений Трембовельский - особое явление в русском музыкознании. Особое и весьма значимое. Он принадлежит к числу самых оригинальных исследователей искусства и проблем музыкальной культурологии в сегодняшней России. И это лишь одна сторона его воплощенных возможностей. Другое приложение его дарований - организация культурного процесса, строительство культурного пространства, созидание предусловий композиторского творчества. Последнее напрямую связано не только с его общественными функциями в творческих организациях Союза композиторов и Союза театральных деятелей России, но не менее очевидно - с критической деятельностью. Критические умения Трембовельского, в свою очередь, опираются на блистательный исследовательский профессионализм, широкую эрудицию и острое, индивидуальное мышление.

При взгляде на суммарную деятельность Евгения Борисовича Трембовельского невольно задумываешься о сущности музыкознания как ветви науки об искусстве, а значит, - науки о человеке. Нестандартный разброс интересов Трембовельского представляет музыкознание как некую поливалентную сферу интеллектуальной работы, многовекторный путь познания не только искусства звуков как такового, но и общекультурных проблем, вопросов жизни искусства в пространстве людей, методов обучения, вопросов интерпретации, психологии восприятия и т. д. Он ощущает музыкознание как некую ветвь антропологии, где все в конечном итоге взаимопроникаемо и взаимопроникаемо. Кажется, он хочет объять если не все, то многие ипостаси современной искусствоведческой науки, включая самое важное и сущностное в свою деятельность, которая эффективнее всего развертывается на базе музыкознания.

Он знает, что в Союз композиторов принимают музыковедов, руководствуясь наивным и самым узким из всех возможных представлений об этой сфере деятельности, выраженном в формуле: «А чем ты можешь быть полезен сочиняющим членам организации?» (читай: будешь ли ты их обслуживать?). Но и в этом узком луче Трембовельский максималист: он и критик, и просветитель, и пропагандист, и организатор. К своим 75-ти годам он постиг многое. Закончив Алма-Атинскую консерваторию, поработав до Воронежа в Караганде и Алма-Ате, он познает внутренний нерв музыкальной традиции восточных номадов, изучает профессиональное искусство, возросшее на этой традиции, и тем самым
сразу заявляет о себе как ученый, способный принести максимальную пользу ныне действующим «делателям художественной продукции». Его зачисляют и в Союз композиторов, и в Союз театральных деятелей, ибо в дополнение к исследовательской работе Трембовельский позиционирует себя и на телевидении, и в лекторской филармонической, и в театрально-критической, и в фестивальной ипостаси.

У него были превосходные, можно сказать, удивительные учителя. Профессор Иосиф Дубовский, выученик Лейпцигской и Московской консерваторий, потом - выдающийся композитор и теоретик Марк Ко-пытман и, наконец, блистательный профессор Ленинградской консерватории, уникальный Анатолий Дмитриев. Марк Копытман завершил образование во Львовской консерватории, где в ту пору собрались представители музыкальных школ Вены, Праги, Кракова, Варшавы, Ленинграда, Москвы и Киева времен Нейгауза и Блюменфельда. От Копытма-на (а во многом и от Дубовского) Трембовельский берет весь комплект теоретической вооруженности, т.н. аналитический аппарат. Но, быть может, главное к нему приходит от Дмитриева. Это умение ощутить сердцевину интонационного поля звучащей музыки. Дмитриев - ученик Асафьева, музыкант действующий, обучающий искусству, прежде всего, «через звук» и лишь потом «через слово», очевидно, именно Дмитриев закладывает в сознание Трембовельского метод соотнесения непосредственных слуховых ощущений с музыкальным текстом, в основе которого единство рационально-аналитической и чувственно-перцептивной составляющих.

В открывающих книгу развернутых очерках об этих своих главных учителях Трембовельский дает каждому из них (И.И. Дубовскому, М.Р. Копытману и А.Н. Дмитриеву) исключительно емкие характеристики. И, быть может, не случайно, хотя и неожиданно для себя, выделяя в их музыковедческом наследии те или иные примечательные особенности, он косвенно обнаруживает и стилевые приоритеты своего собственного творчества - они, при всей их множественности, оказываются как бы наследственными. Е.Б. Трембовельский и сам понимает это, а, обобщив анализ трудов Копытмана, прямо пишет: «Осталось признаться, что автор данного очерка всегда имел в науке, педагогике и просветительской работе примерно те же ориентиры. Может быть потому, что «яблоко от яблони недалеко падает».

К моменту выхода настоящего издания Евгений Трембовельский предстает в образе мэтра, «утяжеленного» званиями и наградами. Он -кандидат и доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель
искусств РФ, орденоносец и лауреат премий. Он заведует кафедрой в Воронежской Академии искусств, вот уже 20 лет (sic!) является одним из секретарей Союза композиторов России и одновременно руководителем Воронежской (весьма представительной) композиторской организации, ныне - ее почетным председателем. Но это «утяжеление» образа Евгения Борисовича возникает лишь при знакомстве с «анкетными данными». Все, кто сотрудничает с ним, кто общается с ним, преисполнены удивлением и каким-то светлым чувством. Трембовельский предстает «человеком без возраста»: подтянутый, легкий, спортивный, десятилетиями не меняющий облика, преодолевающий расстояния исключительно с помощью велосипеда, человек, переполненный энергией, равно способный и к действию, и к сосредоточению.

Трембовельский - музыковед. И на своих постах в композиторской организации красноречиво доказавший, что самым беспристрастным и активным защитником композиторов может оказаться именно представитель музыкознания, не имеющий собственных композиторских амбиций и не отвлекающийся на личностные интересы. Да и вообще амбициозность вне сферы духовного наполнения этого человека. Простота и ясность в общении, доброжелательность во всем и одновременно - острая принципиальность и в научных настояниях, и в деле защиты своей организации на секретариате СК РФ или в правительственных кабинетах - главные знаки его темперамента и характера.

Удивительным образом эти знаки сочетаются и в его научной практике. Он сторонник мысли о том, что обнажение и постановка проблемы иной раз важнее ее решения. Ибо ответ на вопрос в иное время может стать иным. А вот формула предложенного вопроса способна быть константой.

Его стиль - это стиль ясно и сильно мыслящего ученого. Он бесконечно далек от столь модного сегодня наукообразия, когда постулаты, порой вовсе лишенные подлинной содержательной энергии, излагаются на основе русской грамматики, но исключительно нерусскими словами и при неумеренном включении неродственных понятий-пришельцев из других областей знания. Подобная ложная эрудиция ему не нужна вовсе. Он обращается к простым словам: «провинция», «аналогия», «импровизация», «порождающее описание», «симфонизм», «лад», «склад», «модальность». Но каждое такое обращение - новый (и во многом неожиданный!) путь к осознанию понятия, предложение нового ракурса обсуждения.

Евгений Трембовельский сегодня в расцвете сил. Именно так воспринимается его образ, несмотря на всю солидность обретенного опыта.
В нем по-прежнему видят личность, нацеленную на умножение писательских опусов и организационных деяний. И все же обретенный опыт требует обобщения. Книга Трембовельского «Горизонты музыки: прошлое в настоящем и будущем» самим названием определяет широту охваченных проблем. Ее содержание требует хотя бы краткого предварения.

Мыслится книга целостной монографией, хотя в нее включены, наряду с новыми, существовавшие отдельно друг от друга материалы прошлых лет, начиная с середины 60-х годов, в том числе не публиковавшиеся. В их числе исследования и публицистика, воспоминания и интервью, статьи из сборников, журналов и газет. Почти вся книга - сугубо музыковедческая, о музыке и музыкантах. Но помещено в ней и несколько, скажем так, контекстных материалов - о филологе, писателе, театроведческой работе, народном кинофестивале и газете «Воронежский курьер». В немалой части очерков решаются или выдвигаются общетеоретические, методологические и учебно-концепционные проблемы музыкознания, другие посвящены стилевым параметрам конкретных композиторов, вопросам взаимодействия культур Востока и Запада, столиц и периферии, связям фольклора и академического искусства, предустановленных и импровизационных факторов творчества.

Столь, казалось бы, несочленимые сферы, тем не менее, сложились естественным образом в некую систему взглядов - то единое пространство, закольцованное авторскими побуждениями и трактовками, что вмещает материалы и разновременные, и разнотемные, и разножанровые. Широким является и проблемное поле: конкретно теоретические вопросы циклического единства, симфонизма, фактуры, гетерофонии, лада, модальности и тональности перемежаются в нем с социально общезначимыми темами - взаимодействия родов творчества, жанров и культур, миссии художника в современном обществе, музыкальной жизни региона.

Во многих такого рода объектах и предметах, составивших круг интересов автора и по-своему им увиденных, а теперь еще и сведенных под одну обложку, обнаруживаются связующие нити и сквозные лейтидеи, маркированные в данной книге системой перекрестных ссылок. Показательно, скажем, что зерна идей о модальном развитии, впервые проросшие на материале Брусиловского, дали обильные всходы при изучении Мусоргского. Теперь они, как и концепции гетерофонии, полиопорности, модального развития оформились в самостоятельные научные направления, подхваченные специалистами и учениками. Подобных перекличек в книге немало: поднятая в рубрике «Методология» тема аналогий согла-
суема с концепцией «общих звеньев» в европейском и казахском (восточном) творчестве; затронутые в связи с той же темой вопросы терминологии многократно всплывают и конкретизируются в разделах «Гетерофо-ния», «Чему учить студентов?», «Полиопорность» и в ряде других; тема аналогий служит также платформой при соотнесении, к примеру, «Старого замка» Мусоргского со многими иными (не только музыкальными) явлениями; при освещении же вопроса «О переменности функций центра и периферии...» использована далекая, казалось бы, от культурологических проблем теория и терминология Ю. Тюлина, тогда как на других страницах книги учитывается и ее первичный - ладофункциональный -ракурс.

Прерывая перечень такого рода перекличек, не могу не подчеркнуть, что они создают эффект взаимного резонирования идей. В непосредственном или опосредованном соприкосновении эти идеи обретают новые смыслы, углубляются, оказываются не просто современными, а устремленными вперед - к еще неоткрытым материкам музыковедения. Они переосвещаются, становясь еще более актуальными. Не случайно в одном из разделов книги приведена старинная пословица: «Не забывай прошлого: оно - учитель будущего». При этом автор не смещает время и не приближает искусственно темы к сегодняшнему дню. Сохранение, к примеру, в очерке «Современное многовековое...» общей картины и проблематики воронежской музыкальной жизни, какой она была на рубеже XX-XXI столетий, призвано помочь вдумчивому и заинтересованному читателю в самостоятельном (хотя и при посредстве авторской «Преамбулы» 2014 г.) осмыслении вектора ее развития, проходящего через наше настоящее и устремленного в будущее (еще раз подчеркну органичность избранного - возникшего! - подтитула в названии монографии: «прошлое в настоящем и будущем»).

Общность научно-искусствоведческих подходов проявилась и в методах изучения, а также формах подачи его результатов. Стремлением к типологизации тех или иных явлений обусловлена, к примеру, приверженность к разного рода сводным таблицам и схемам - они наглядно демонстрируют, в частности, виды полиладовости и фактуры, а также конкретные аналитические выкладки.

Характерны и примеры полемики (реальной или подразумеваемой), оттеняющей выдвигаемые положения: суждения о «художественном открытии» возникли в «диалоге» с автором данного понятия Л.А. Мазелем; термин «ладовое развитие» введен словно бы вопреки рекомендации Ю.Н. Тюлина не использовать его применительно к конкретным произве-
дениям; обострившиеся в постсоветский период проблемы социального статуса деятелей искусств полемически заострены в материале о творческих союзах (по страницам воронежской прессы); теория же «общих звеньев» и «плодотворного синтеза» противостоит отстаиваемой иногда и поныне ложной идее якобы насильственного и вредоносного воздействия российско-европейского профессионализма на восточные культуры. Материалы книги связаны еще и своей преимущественно исследовательской направленностью при том, что даже чисто научные тексты ввиду отмеченной полемичности обретают порой публицистический оттенок.

Все сказанное говорит о том, что предлагаемая читателю книга Е.Б. Трембовельского «Горизонты музыки: прошлое в настоящем и будущем», чрезвычайно полезна как специалистам в области музыкальной науки, педагогики и методологии, так и тем, кто увлечен изучением теории искусства, кто интересуется проблемами культурологии, музыкальной критики, истории и ее персоналиями.

Всеволод Задерацкий
Доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, заместитель председателя Союза композиторов России,
заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Государственной премии РФ, лауреат Премии СК России им. Д.Д. Шостаковича

+7(495)232-52-11

shop@ikompozitor.ru

© 2007-2018
Издательство КОМПОЗИТОР
Сделано в студии ИМАГРА. Создание и поддержка сайтов

0.062s